Дмитриев Александр Алексеевич/Пермские землевладельцы Лазаревы и их преемники князья Абамелик.pdf

Материал из Лазаревы
Перейти к навигации Перейти к поиску

Библиотека

Пермские землевладельцы Лазаревы и их преемники князья Абамелик
Авторы: Дмитриев Александр Алексеевич
Издательство: СПб.
Дата издания-журнал №: Исторический Вестник. 1893. Т. 25. Май. С. 425-447
Ссылка: Текст

Аннотация

Содержание

Дед мой (по фамилии) Земской был из дворян, но самых бедных, богат был умом обширным, его лицо изображало самого умного, деятельного человека; у отца моего был его портрет; батюшка покойный любил его, почитал его за ум и деятельность; справьтесь по летописям, с которых пор дворяне прежде назывались граждане.

Блаженной памяти император Петр I, желая блага своему государству, сам учился художествам, был корабельной плотник, токарь; сам сапоги чинил, показывал пример подданным, желая просветить отечество в художестве. Когда государь Петр I отправился в Голландию, то пожелал взять у добрых и достойных отцов молодых людей для обучения мануфактур,– 18 человек. Учились в Голландии: Земской, Затрапезной, Лакастов, Балашев. Земской учился шелковой мануфактуре; Затрапезной – холщевой; Балашев – золотой; Лакастов – бумажной. Живучи в Голландии, они учились и [70] иностранным языкам. Когда они бывали в Голландии, они не знали, что Петр I был их император: они с ним обращались как с добрым товарищем.

Пробыв в Голландии семь лет (sic), государь возвратился в Россию; приказано было им возвратиться тоже в свое отечество. Доехав до Ревеля, государь пригласил их идти за ним в Ревельский трактир; они последовали приглашению. Государь переступил порог, трактирщик закричал: «а! Петр Великий!» Можно представить удивление сих молодых, еще можно сказать юношей! Пали ему в ноги, просили прощения, и наконец государь приказал им встать и сказал:

– «Друзья мои, вы передо мною ни в чем не виноваты? как вы были друзьями моими, так и останетесь».

Наконец прибыли в С.-Петербург, где уже их родители ожидали. Государь приказал представиться родителям, объявил им полное удовольствие и благоволение за детей и за их старания и прилежность; государь спросил у отцов: какой награды желают детям своим от государя? Отвечали:

– «Государь! никакой награды, ни чинов, ни почестей не надо; лишь бы они слуги верные тебе были, что тебе угодно будет, в то их и посвяти».

Государь пожаловал Затрапезному пять тысяч душ под фабрику и Алексинскую бумажную. Земскому пожалована тоже под фабрику Купавинская.

И так, по воле царя, с благословением родителей, и стались (они) фабрикантами.

В продолжении времени дед мой Земской сделался очень богат, и благодарность его к государю так была ревностно соблюдена и посеяна в глубине сердца его, что он не думал приобретать имения для семейства своего, но для пользы отечества. Так прежде старики думали, и чтобы угодить батюшке государю! Государь большого внимания был о Земском; будучи в Москве, соблаговолил быть в Купавне у дедушки на обеденном столе и оставался до вечера; рассматривал фабрику, дом и в храме Божием молился; очень доволен был, и с тех пор довольно часто посещал Купавну, это сделалось его любимое гулянье. Купавна тридцать верст от [71] Москвы. Государь один день призывает Земского к себе, объявляете ему свое желание:

– «Данила Яковлевич, я очень бы желал открыть с Персиею торги, как бы ты думал?»

Земской, не задумавшись, отвечал: «ваше императорское величество, позволь мне, я человек богатый, построю корабли на свой счет, нагружу российскими товарами и отправлю; пожалуй мне только конвой провожатых и орудий медных много, пушек налить можно, надобно людей для ариентальных языков. Я знаю армян, один уже у меня на фабрике – Лазарев, (это был отец Ивана Лазаревича Лазарева). Государь так был доволен сим предложением Земского, расцеловал его и пожаловал ему, в память того дня, с надписью кубок и ковшик золотой. Вот откудова Лазаревых знатный род пошел. Мне сама покойная Екатерина Ивановна, супруга Ивана Лазаревича, рассказывала, она была урожденная Мирзаханова.

Когда было все готово, отправились корабли, и их было числом пять. Пробыв в Персии полтора или три года, возвратились назад с открытием торговли с Персиею. В тогдашнее время ничего не начинали без молитв, без благословения Божьего, молилися усердно, с верою чистою, и просили Господа Бога помочи в начатии дела.

Читатель моих записок может живо представить государя императора удовольствие, а Земского восхищение, что ему удалось волю и желание исполнить царя. Военный был начальник на кораблях Левашев, отец Василия Ивановича Левашева. Хан персидской был чрезвычайно доволен; переводчиком языков был Лазарев, он очень хорошо знал персидский и турецкий языки и, натурально, свой природный армянский. Корабли были нагружены персидскими товарами и подарками от хана государю императору. Между прочим и дедушка мой получил значительные подарки, начиная с кресла, обитого серебром, так как ныне аплике; зад у кресел был превысокий, убранный каменьями по азиацкому вкусу изумрудами, бирюзами, яхонтами и жемчугом; ларец серебрянный вызолоченный.

Выше я сказала, что дедушка на ризки мне пожаловал стол дубовый, против кресел стоял предлинный обитый серебром, на серебрянной доске была нарисована тарелка и на каждой тарелке персидские фрукты.

И так торговля начала процветать. Фабрика приходила Купавинская в самое лучшее состояние по своему художеству; я не видала после таких материев, какие были даны матушке в приданое; материи шелковые имели свои названия, например: свистун, пирюен, люстрин, гропитур, парча, штоф, это правда, что было что носить! хорошо, прочно,– точно внучатам или правнучатам доставалось. Если бы не пожар похитил матушку мою, была бы и у меня: какие флеры были с золотыми цветами, разводами,– прелесть смотреть, не нынешние тряпки! Где старинные китайские товары! Кто не знал прошедший век, тот судить не может или не удалось нидеть старинных изделий!

Рецензия