Тайная организация "Священная Дружина"

Материал из Лазаревы
Перейти к навигации Перейти к поиску

"Священная дружина" – тайная монархическая организация в Российской Империи, созданная 12 марта 1881 года для борьбы с революционным террором после убийства Его Величества Государя императора Александра II

Создание

В августе 1879 года тринадцатью анонимными монархистами была создана «Тайная антисоциалистическая лига», которая, впрочем, никак себя не проявила. Генерал и публицист Р. А. Фадеев указывал, что идея «священной дружины» носилась в воздухе еще до «Священной дружины». Трудно сказать, кому конкретно принадлежала идея создания «Священной дружины», но она была создана с санкции Александра III и при его финансовой поддержке. В создании этой организации, судя по всему, участвовали великие князья Владимир Александрович и Алексей Александрович, обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев и министр внутренних дел граф Игнатьев.

Организация общества

Никто из идеологов и создателей «Священной Дружины» не имел понятия об оперативной работе такого рода, которую они собирались проводить. Организацию законспирировали как могли, обставив возможно большей таинственностью. Подражали в этом всем известным в то время «тайным обществам»: от западных масонов и карбонариев до русских революционных организаций. Внутренняя конструкция «Священной Дружины» была необычайно сложной. Возможно, именно это и позволяло создать подлинную конспиративность.

В организации был свой обряд посвящения в дружинники. Он напоминал упрощённый обряд масонов. После совершения обряда «посвящённый» давал расписку, которая отправлялась в верховный орган «Священной Дружины» – Совет первых старшин. Каждый член общества при зачислении в его ряды получал свой определённый номер, которым и обозначался во время всех своих действий, связанных с организацией.

В Совет первых старшин входили:

  • Санкт-Петербургский Генерал-губернатор, командующий войсками Гвардии и Санкт-Петербургского военного округа, член Государственного совета, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Великий князь Александр Александрович;
  • Командир Гвардейского корпуса, член Государственного совета, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Великий князь Владимир Александрович;
  • Главный начальник флота и Морского ведомства и председатель Адмиралтейств-совета,член Государственного совета, генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович;
  • Министр внутренних дел, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Граф Игнатьев Николай Павлович;
  • Министр государственных имуществ, действительный тайный советник, статс-секретарь Островский Михаил Николаевич.

Руководители общества (члены Совета первых старшин) имели номера с 1-го по 5-й составляли первую степень «братьев». (Обращение «брат», принятое в организации, тоже, очевидно, пришло от масонов).

Остальные члены дружины по своей деятельности разделились на два отдела. Первый отдел, имевший «специальное назначение» и состоявший под непосредственным ведением Совета, занимался организацией работы, руководил, разрабатывал план деятельности, выносил решения. Сообразно этому из членов первого отдела составлялись административные и руководящие органы Дружины – Центральный комитет (ЦК), Исполнительный комитет (ИК) и Организационный комитет (ОК). Этот отдел находился в Петербурге и насчитывал 100 дружинников, носивших номера от 6-го до 105-го (2-я степень «братьев»).

Центральный комитет «Священной Дружины» возглавлял генерал-адъютант Граф Воронцов-Дашков Илларион Иванович (имел № 6). Непосредственно после события 1 марта 1881 года он возглавлял комиссию по охране Императора и 1 апреля 1881 года был назначен начальником императорской охраны.

Организационный комитет – генерал-адъютант Дурново Пётр Павлович (имел № 9).

Исполнительный комитет – генерал-адъютант Граф Левашов Николай Васильевич (имел № 7).

Во главе Санкт-Петербургского отделения стоял флигель-адъютант, Гвардии-полковник Граф Шувалов Павел Петрович (имел № 8).

Московское отделение возглавлял Московский генерал-губернатор, командующий войсками Московского военного округа, генерал-адъютант Князь Долгоруков Владимир Андреевич (имел № 10).

На содержание «Священной Дружины» и её агентуры было выделено 3 млн рублей из личных средств Александра III. При этом принимались пожертвования от членов Дружины, а также отпускались деньги из бюджета министерства императорского двора и уделов. Каждый член общества получал жалованье и командировочные на разъезды. Деятельность дружинников не должна была сливаться с деятельностью государственной полиции, усилия которой признавались недостаточно эффективными.

Сам император Александр III дал полное согласие на основание «Святой Дружины» и выделил огромные суммы на её содержание. Более того, он принимал косвенное участие в руководстве. П.А. Валуев, председатель Комитета министров, свидетельствовал, что руководители «Дружины» должны были «при разногласиях испрашивать Высочайшего разрешения». Имела многочисленную русскую и заграничную агентуру (количество членов Дружины составляло 729 человек, добровольных помощников — 14672). Внутри страны занималась, в первую очередь, охраной императора Александра III в Санкт-Петербурге и поездках по городам России, а также членов Императорской семьи.

В самарском отделе Священной дружины начал свою карьеру П. А. Столыпин.

Деятельность общества

Согласно условий, при которых возникла мысль об образовании общества, и той задачи, которая легла в его основание деятельности, общество имело охранительную цель, в широком смысле этого слова. Охранительную эту деятельность, по формам ее проявления, возможно разделить: на личную охрану государя императора и его августейшего семейства и общественную деятельность.

Первый вид деятельности (охранная) подразделился на охрану наружную и внутреннюю (деятельность секретно-агентурная). Внутренняя же охрана распалась на работу по чисто полицейскому сыску и на литературную борьбу с социально-революционными лжеучениями.

Наружная охрана

Для содействия наружной охране священной особы государя императора и его августейшего семейства общество выставляло уличную (панельную) стражу из своих членов, добровольцев и оплачиваемых стражников.

При проезде же его величества по району постоянной деятельности охраны все дома и строения, расположенные по пути высочайшего следования, были также специально оберегаемы. Для успешного выполнения этой серьезной и ответственной обязанности образовано была вспомогательная организация, принявшая название общества «Добровольной охраны».

Приводим главные основания организации Добровольной охраны:

  • 1. Добровольная охрана действовала открыто, хотя и неофициально.
  • 2. Обыкновенные маршруты государя императора составляли район постоянной деятельности охраны, т.е. все дома и строения этого район, равно как и его народонаселение, были под постоянным бдительным надзором.
  • 3. Панельная охрана в городах, в районе Добровольной охраны, производилась домовой стражей и летучими отрядами; вне района – одними летучими отрядами.
  • 4. Для усиления внутреннего домового надзора (в местах, где обстоятельства э

того требовали) в распоряжении Добровольной охраны находились бригады из оплачиваемых агентов, составлявшие из себя отдельную организацию.

Предполагалось, что при подобной организации район Добровольной охраны гарантирован от заблаговременно устроенных преступных покушений из домов и строений. Панельная же охрана его усилится до возможных пределов.

Добровольная охрана постоянно действовала в городах: Санкт-Петербурге и Москве, в местах пригородной резиденции их императорских величеств и по линиям железных дорог Николаевской, Санкт-Петербурго-Варшавской, Балтийской и Царскосельской.

Кроме того, постоянно находился летучий отряд из оплачиваемых стражников Добровольной охраны в Царском Селе.

Внутренняя охрана или сыскная агентурная деятельность

Опыт первых же месяцев указал, что деятельность наружной охраны крайне затрудняется без сведений и указаний из той среды, из которой можно ожидать преступных предприятий, так как эти сведения дают возможность наружной охране действовать спокойнее и сознательнее, что более чем важно в таком трудном и ответственном деле.

В эту борьбу с революционным движением «Священная Дружина» вступила рука об руку с Департаментом государственной полиции. Связь с министерством внутренних дел осуществлялась через товарища министра генерал-адъютанта, генерал-лейтенанта Черевина Петра Александровича, который был введен в ЦК «Священной Дружины» (с 12 июня 1882 года – товарища министра внутренних дел, заведующего полицией и командира Отдельного корпуса жандармов Оржевского Петра Васильевича). Членом Исполнительного комитета состоял Санкт-Петербургский обер-полицмейстер генерал-майор Пётр Аполлонович Грессер, координировавший действия дружинников со столичной полицией. Все меры, принимаемые дружинниками к охранению государя императора, должны были проводиться «в действие не иначе как по предварительном одобрении Черевина Петра Александровича, с 11 августа 1881 года – начальника Собственной Его Императорского Величества охраны. Согласно инструкции «Священной Дружины» ее члены были обязаны сообщать в департамент полиции все сведения, «касающиеся вообще до государства», что на первых порах неукоснительно ими и выполнялось.

В свою очередь полиция также должна была оказывать всяческое содействие «Священной дружине». Она выдавала ее руководителям особые карточки – «исполнительные», а рядовым членам – «предупредительные». Предъявление «исполнительной» карточки любому полицейскому чину обязывало его выполнять все требования дружинника, вплоть до произведения обыска и даже ареста. «Предупредительная» карточка принуждала стража порядка отнестись «с должным вниманием» к заявлению её предъявителя.

Департамент государственной полиции через Черевина П.А. выдавал руководству «Священной Дружины» незаполненные или выписанные на вымышленные имена заграничные паспорта для его агентов. Полиция также должна была сообщать дружинникам сведения о тех лицах, которые были указаны в их доносах: например, содержание их перлюстрированных писем. Если же подозрительные лица подвергались аресту, то результаты обысков и их следственные показания. Воронцов-Дашков И.И. неоднократно получал нужные ему сведения по своим агентурным донесениям. Однако такая тесная связь с полицией существовала только в начале деятельности «Священной Дружины».

Желая добросовестно исполнить принятую на себя священную обязанность, «Священная Дружина» не останавливалось перед образованием, из оплачиваемых лиц, нескольких полных секретно-агентурных организаций. Каждая из этих организаций была под высшим руководством одного из членов общества, которому присваивалось название попечителя этой организации.

Всех попечительств было 4 (местность № 1 Петербургская и 2 № Московская, заграничная и железнодорожная). Каждое попечительство получило свои наказы.

Все агентурные организации были тесно друг с другом объединены в исполнительном комитете, где, в свою очередь, через заседающего в комитете обер-полицмейстера, устанавливалась связь с местными организациями государственной полиции.

Деятельность внутренней охраны была направлена к проникновению в самую глубь социально-революционной партии для выяснения как личного состава ее деятелей, так и их преступной работы. Предполагалось, что чем с большего числа сторон поведется всякая сыскная деятельность, чем шире ею охватят революционную среду с ее многоразличными разветвлениями, тем больше шансов будет и углубить разведывательную работу и предупредить всякое преступное начинание.

Общий порядок, общий тип деятельности был установлен следующий:

  • Всем «братьям» разрешалось иметь агентов для собирания сведений о революционерах, но агенты не должны были знать о существовании общества.
  • Старались разными путями добыть таких людей, которые или вращались, по какому-либо случаю, в революционной среде, или, через имеющиеся знакомства, могли туда проникнуть. Эти люди (секретные агенты) сообщали в агентуры все, что делалось в этих кружках.
  • Сведения эти проверялись и дополнялись агентурной разработкой с помощью секретных справок и наблюдений, которые производили наружные агенты (филеры).
  • Агентурная организация строго отделяла секретных агентов от наружных, проверяя действия одних с помощью других.

Не входя в подробности изложение системы, принятой агентурной организацией, можно только сказать, что общество старалось обеспечить успех деля тайной его обстановки и хорошим выбором секретных агентов.

Зарубежная агентурная деятельность

К лету 1881 года «Священная Дружина» создала в Европе разветвленную сеть секретного сыска. В Париже учреждена агентура под главным руководством Пьетри и под непосредственным начальством агента Лангранжа (1 brigadier; 1 secretaire, 10 agents-fileurs; кроме того 6 русских агентов и 3 корсиканца). Действиями этой агентуры управляет член общества, специально для сего поселившийся в Париже и пользующийся полною, хотя и негласною, поддержкою русского посольства. Парижская агентура учреждает разветвления в Женеве, Лондоне, и Брюсселе. Совершенно независимо от Парижа учреждается вторая агентура в Вене, имеющая своим центром комиссионную контору Шорова (В настоящее время все революционеры, едущие за границу и возвращающиеся в Россию, непременно проезжают через Вену).

Кроме того, предполагается учредить 3-ю агентуру в Бухаресте с разветвлениями в Добрудже и, может быть, в Константинополе».

По мере возникновения агентур во многих городах Европы «Священной Дружина» отказалась от параллельной системы заграничной разведки. Был создан единый координационный центр – Управление иностранными агентурами «Священной Дружины», куда стекались все заграничные донесения. По сохранившимся документам видно, что это Управление не играло самостоятельной роли: все полученные сведения оно передавало в Исполнительный комитет «Священной Дружины», где их обсуждали и принимали соответствующие решения.

Постепенно руководство всей зарубежной деятельностью «Священной Дружины» сосредоточилось в руках самого активного руководителя организации графа Шувалова П.П. В делах заграничного сыска активное участие принимали также князь Белосельский-Белозерский К.Е., штабс-ротмистр Безобразов А.М. и князь Демидов Сан-Донато П.П. Активное участие в заграничном сыске принимал Корвин-Кручковский П.В., назначенный в сентябре 1882 года заведующим Парижской агентурой, а также Рачковский П.И.

Заграничная агентура «Священной Дружины» работала в контакте с полициями Италии и Франции, которые не только помогали ей в слежке за эмигрантами, но и снабжали некоторыми документами и материалами разведывательного характера.

Траты на заграничную секретную службу составляли более чем значительные суммы. Так в декабре 1881 года Шувалову П.П. на заграничную агентуру было выдано 12 тыс. рублей, а уже в январе он получил еще 22.500 рублей. Надо полагать, что на заграничный сыск «Священная Дружина» расходовала не менее 250-300 тысяч рублей в год.

К 1 января 1882 года за границей были установлены агентуры во всех городах Европы, где проживали русские революционеры: Лондоне, Париже, Берне, Цюрихе, Женеве, Вюрцбурге, Лугано, Кракове, Вене, Лемберге, Яссах, Риме, Лионе, Константинополе. Временную разведку агенты «Священной Дружины» производили также в Филипполе и Тульче.

Агенты «Священной Дружины» постепенно выявили адреса почти всех наиболее известных революционеров-эмигрантов, установили за ними постоянное наблюдение и подвергали перлюстрации их переписку. Дружинники стремились всеми силами проникнуть в революционную эмигрантскую среду. Они посещали библиотеки, кафе, другие общественные места, где собирались русские революционеры, крутились вокруг редакций и типографий эмигрантских изданий, ходили на общие собрания и митинги, следили за сбором денег на народовольческий «Красный Крест», завязывали частные знакомства с политическими эмигрантами и обо всем виденном и слышанном усердно доносили своему начальству.