Усадьба С.С. Абамелек-Лазарева и его супруги М.П. Абамелек-Лазаревой (урожденной Демидовой) в Тульской губернии (1917-1921 гг.)

Материал из Лазаревы
Перейти к навигации Перейти к поиску

Библиотека

Усадьба С.С. Абамелек-Лазарева и его супруги М.П. Абамелек-Лазаревой (урожденной Демидовой) в Тульской губернии (1917-1921гг.)
Авторы: Г.Е. Касатикова[1]
Дата издания-журнал №: Великая революция в региональном измерении: 1917–1921 годы в истории Тульской губернии: Сб. материалов региональной науч.практ. конф., посвящ. 100-летию Великой российской революции. Тула: Изд-во Тул. гос. пед. унта им. Л. Н. Толстого, 2017. С. 245-253
Ссылка: [file:///C:/Users/Sergey/Downloads/Разное/1917revolution_sbornik_2017.pdf]

Аннотация

Цель данной работы – показать влияние революционных событий на социокультурную сферу, изменение системы ценностей общества, зарождение новых традиций в Тульской губернии в 1917–1921 гг. на примере владений С. С. Абамелек-Лазарева и его супруги М. П. Абамелек-Лазаревой (урожденной Демидовой). В статье представлена информация на основе опубликованных источников, а также неопубликованных архивных документов по вопросам истории русской провинциальной дворянской усадьбы.

Содержание

1917 год – это время исторического выбора для России. Февраль этого года был ознаменован погромами в Петрограде и Москве, всеобщим недовольством и фактическим восстанием народа, в результате чего император Николай II подписал отречение от престола в пользу брата Михаила, который не принял возложенные на него обязательства, завершив таким образом более чем 300-летнее правление династии Романовых в России. В регионах также было неспокойно. В Тульской губернии в этот исторический период повседневная жизнь населения находилась в условиях социально-экономического и политического кризисов[2]. Разрушался привычный уклад жизни, что отражалось в настроениях всех слоев общества. Рушилась и усадебная культура Тульского края. Многие помещичьи имения в культурно-историческом плане впоследствии были утеряны. Сегодня интерес к усадебному наследию все более возрастает среди различных исследователей. Историки, краеведы, журналисты, представители религиозных организаций со своих позиций пытаются оценить в проделанных ими работах масштаб понесенных потерь как в практическом, так и в духовно-нравственном аспекте. Неоднократно учеными предпринимались попытки ответить на вопрос о том, какова цена революционных событий. До настоящего момента последствия произошедших столетие назад потрясений актуальны и обсуждаются политиками, учеными, представителями общественности в печати на конференциях, открытых столах, поскольку важно помнить о причинах такой разобщенности и усвоить уроки ее последствий. Интерес к истории не полностью утраченных зданий бывших провинциальных усадеб обусловлен в том числе с точки зрения рассмотрения их как объектов музейно-туристского потенциала региона. И именно таким усадьбам уделяется особое внимание.

Книга «Русские провинциальные усадьбы», изданная в 2001 году и переизданная в 2011-м, (составители Р. В. Андреева, Л. Ф. Попова) рассказывает об усадьбах XVIII – начала XIX вв., связанных с именами их знаменитых владельцев [3]. В 2015-м году вышла книга «Знаменитые Тульские усадьбы и их владельцы» – сборник научно-популярных статей о наиболее известных усадьбах Тульского региона[4]. В целом, за последние несколько лет можно констатировать усиление интереса к истории усадебной культуры, а в связи со столетием событий 1917 года в России уделяется внимание и непосредственно процессу разрушения усадеб и судьбе их владельцев. Однако до настоящего времени недостаточно изучены вопросы, которые касаются истории полностью утраченных провинциальных усадеб. Целью данного исследования является анализ существования конкретной усадьбы – владения князя Семена Семеновича Абамелек-Лазарева и его супруги Марии Павловны Абамелек-Лазаревой (урожденной Демидовой) в Тульской губернии в 1917–1921 гг. и влияния революционных событий на социокультурную сферу, изменение системы ценностей общества, зарождение новых традиций в Тульской губернии в рассматриваемый исторический период на примере выбранной усадьбы, которая находилась в селе Голощапово Крапивенского уезда Тульской губернии. Усадьба была основана в середине XVIII века генералом-аншефом И. И. Леонтьевым. Со второй половины XVIII века ею владел князь П. И. Гагарин, оставивший имение своему сыну, действительному камергеру князю Г. П. Гагарину (1745–1808).

После него усадьба перешла в руки генерал-майора князя Д.С. Абамелека (1774–1833), женатого на М.И. Лазаревой (ум. 1844). Впоследствии имение перешло в руки к их дочери княжне А. Д. Абамелек (1814–1889), и далее хозяином усадьбы стал ее племянник, действительный статский советник князь С.С. Абамелек–Лазарев (1857–1916), женатый на княжне М. П. Демидовой Сан-Донато (1877–1950)[5].

Князь С. С. Абамелек-Лазарев родился в Санкт-Петербурге, окончил Петербургский университет на историко-филологическом факультете, в 1881 году получил ученую степень кандидата историко-филологических наук. Увлекался древним искусством и восточной культурой, много путешествовал. Ему принадлежали заводы, каменноугольные копи, обширные лесные угодья, ряд владений в Тульской губернии, а также вилла «Абамелек» в Риме. Издавал редкие книги по истории Армении и России на армянском и русском языках. 20 апреля 1897 года в возрасте 39 лет Семен Семенович сочетался браком с 20-ти летней М. П. Демидовой княжной Сан-Донато [6].

Мария Павловна Демидова родилась 22 января 1877 года во Флоренции на вилле Сан-Донато, в 1903 году получила виллу Пратолино от своей матери Е. П. Демидовой княгини Сан-Донато, урожденной Трубецкой. После заключения брака с Семеном Семеновичем жила вместе с мужем в Санкт-Петербурге на Невском проспекте в доме, принадлежащем семье Абамелек-Лазаревых. Впоследствии семья Абамелек-Лазаревых (родных детей у супругов не было) жила как в Италии, так и в России[7].

Семен Семенович не только часто бывал на тульской земле, но и являлся почётным мировым судьей Крапивенского уезда Тульской губернии[8]. Известно, что он нередко посещал Льва Николаевича Толстого, так как их имения находились по соседству. Князь увлекался фотографией, именно он сделал одни из первых фотографий Л. Н. Толстого в кругу семьи. Семеном Семеновичем при жизни были написаны несколько вариантов завещания. В своем завещании от 4 июня 1904 года С. С. Абамелек-Лазарев выражает желание сделать доброе и полезное дело для населения Тульской губернии, «в которой провел лучшие годы жизни», где с XVIII столетия проживали его предки. Оставив свои заграничные капиталы после смерти его супруги тульскому дворянству с целью последующего их употребления на два дела: 1) «проценты с двухсот тысяч рублей должны идти на выдачу стипендий на образование детей, преимущественно сирот потомственных дворян, преимущественно Крапивенского уезда по выбору крапивенского предводителя. Если таковых не будет для замещения открывающихся вакансий, то детей потомственных дворян Алексинского уезда, Одоевского уезда по выбору предводителей этих уездов; и если в этих двух уездах подходящих детей не найдется, то детей прочих уездов по выбору губернского предводителя, которому поручаю общий надзор за выдачей этих стипендий, которые должны называться стипендиями князя Абамелек-Лазарева. Выбор же заведений, где должны обучаться мои стипендиаты, предоставляю устанавливать раз в 12 лет дворянским собранием губернским»; 2) «проценты со всех остальных моих заграничных капиталов, которые окажутся сверх первых двухсот тысяч рублей, завещаю тульскому дворянству расходовать на учреждение и содержание врачебно-санитарных пунктов и нескольких заразных бараков. Сперва в селе Голощапове Крапивенского уезда, Страхове Алексинского уезда, Супруте Одоевского уезда, в одной из деревень Лапотковской волости Крапивенского уезда, равно и в моей деревне Крапивенке, так как жители этих деревень – потомки наших крепостных. Затем в окружающих Голощапово селениях: в Красном, Драгунах, Московских выселках, Крутовке, Пирогов-Зыкове. Если хватит денег, во всех крупных селениях, находящихся в центре волостей Крапивенского уезда, где не будет в год смерти моей жены правительственных земских или частных больниц, или врачебных пунктов. Если еще сверх этого будут деньги, то учредить такие же пункты в волостях, смежных с Крапивенским уездом» [9]. В 1916 году Семен Семенович умер. Весной 1917 года Мария Павловна уехала из России в Италию, где посвящала себя благотворительности, имея на это средства, так как не потеряла свое состояние. Капиталы ее мужа также сохранились в банках Берна, Цюриха, Брюсселя[10]. На счетах С. С. АбамелекЛазарева к 1917 году в Европе значились все бумаги, приобретенные к октябрю 1913 года[11]. Мария Павловна Абамелек-Лазарева скончалась в 1955 году на своей вилле Пратолино, где и похоронена. После себя она оставила огромное культурное наследие и добрую память как благотворительница, хранительница памяти о знаменитых фамилиях Абамелеков, Лазаревых, Демидовых. Список о количестве и качестве земель в Крапивенском уезде Тульской губернии, принадлежащим сельским обществам, частным землевладельцам, и разным учреждениям и установленниям с распределением по каждому отдельному владению государственного поземельного налога, причитающегося к взиманию в 1917 году, содержит имя князя Семена Семеновича Абамелек-Лазарева, действительного статского советника с припиской «умер». Ему принадлежали в Крапивенском уезде земли при д. Старой и Новой Крапивенках, с. Богоявленском (Красном) и с. Голощапово, которое проселочная дорога соединяла с ближайшей железнодорожной станцией Сумароково, находящейся в шести верстах[12].

В Советской России тем временем начался процесс национализации, затронувший, в том числе, интересы вдовы Семена Семеновича: принадлежавшая ей вилла «Абамелек» в Италии правительственным декретом была передана советской стороне. Переговоры о римской собственности шли еще в 1920-е гг., княгиня выражала желание передать виллу художникам, однако в 1946 году вилла была экспроприирована, и ее передали СССР, а княгине заплатили символическую сумму[13]. В письме судьи 6-го участка Народного суда Крапивенского уезда в Крапивенский Уездный Военный Революционный Комитет от 18 октября 1919 года с пометкой «Экстренно срочно» сообщается: «Вследствие предложения Комитета от 22 сего октября за № 890, полученного Судом 24 сего же октября, Народный Суд при сем представляет заполненную анкету подробным перечнем предметов, входящих перечнем предметов, входящих в состав имущества сего суда». Владельцем имения в с. Голощапово Крапивенского уезда, Голощаповской волости значится Уездный отдел социального обеспечения, бывший хозяин – князь Абамелек-Лазарев. В графе «Подробный перечень предметов, входящих в состав имущества учреждения, предприятия, заведения» указано: книги и дела в количестве 500 штук весом по 42 фунта, а также законы и газеты в количестве 92 штук весом по 10 фунтов на бумажных носителях общим весом 30 пудов [14]. Первая мировая война и Гражданская война привели к появлению большого количества детей, оставшихся без родителей. И особое внимание стали уделять вопросам детской беспризорности. Дети-сироты были всегда. В царской России ими занимались на государственном, государственно-общественном, церковном и частном уровнях. В СССР упор в работе с такими детьми был сделан на социальное воспитание и государственную опеку. На первый план выступал не столько социальный, сколько политический аспект в работе с такими детьми. Безнадзорный – несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц; беспризорный – безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания[15]. Из выступления заведующего отделом социального обеспечения Крапивенского уисполкома на 4-м крестьянском съезде Советов от 2 ноября 1918 года можно установить, что впоследствии в селах Голощапове, обозначенном как имение С.С. Абамелек-Лазарева, Жердеве (имение Левашова) и Селиваново Крапивенского уезда начались попытки организации детских трудовых коммун[16].

19 июля 1919 года в г. Туле была создана первая в республике детская коммуна – Детпролеткульт. Она представляла собой действовавшую на основе полного самоуправления школу-интернат и возникла по инициативе Г.Н. Каминского. Цель ее создания – кормить и учить детей в возрасте до 15 лет, оставшихся без родителей или чьи родители были на тот момент на фронте. Формы работы Деткомпартии: митинги, собрания – были практически идентичны работе взрослых коммунистических организаций. Однако уже к началу 1921 года эта организация прекратила свое существование[17]. В 1921 году в Крапивенском уезде Тульской губернии существовало 7 детских домов, разделявшихся по возрасту воспитанников (табл. 1)[18].

Как видно из представленных данных, Голощаповский детский дом по числу воспитанников и по числу сотрудников был крупнейшим в Крапивенском уезде. Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1926 года в с. Голощапово Крапивенского района Тульской губернии проживало 1317 человек. Это был крупнейший населенный пункт района кроме районного центра – с. Крапивны (1930 чел.)[19]. Вероятно, на возможности по приему воспитанников (как и на количество населения в с. Голощапово) могла оказать влияние величина самого имения С. С. Абамелек-Лазарева как одного из богатейших помещиков губернии.

Каждому детскому дому была приписана земля для сельскохозяйственной обработки, а также имелся скот и инвентарь. Иногда организовывалось обучение ремеслам. Это было необходимо как в целях трудового воспитания беспризорников, так и для организации самообеспечения детских домов. Например, Голощаповский детский дом имел 69 десятин полевой, 3 десятины луговой, 0,5 десятины огородной, 9 десятин садовой земли, 3 лошади, 3 коровы, 2 свиньи; велись слесарные кузнечные, столярные ремёсла[20]. В отчете о работе Московско-Крапивенского исполнительного комитета с 1 апреля по 24 июня 1924 г. сказано, что в Крапивенском уезде Тульской области имеется 4 детских дома. Всего воспитанников – 374 чел. (161 мужского пола и 213 женского пола) при 71 сотруднике (руководители, воспитатели и обслуживающие лица). Отмечена недостаточность инвентаря в детских домах за исключением Селивановского детского дома [21]. В отчете Крапивенского уездного исполнительного комитета за 1 января – 15 июня 1924 года сказано, что в уезде работают детские дома в селах Голощапово, Селиваново и Жердево, а также детский сад в с. Сергиевском, организованный в мае. Учебными пособиями детские дома снабжены на 100 %, обувью – на 70 %, одеждой, бельем и постельными принадлежностями – на 85 %. Перебоев с топливом не было. Вся земля, принадлежащая детским домам, обрабатывалась с привлечением временных наемных трудовых сил[22]. В 1920-е гг. вопрос хозяйственного обеспечения учащихся стоял особенно остро, но, как видно из представленных сведений, большую часть проблем к 1924 году удалось решить. В протоколе заседания Президиума Плавского уисполкома от 21 июля 1924 года по вопросу обследования Голощаповского детского дома вынесено постановление о сокращение хозяйственного штата детского дома, а также о проверках хозяйственной документации и составлении отчетности [23]. Впоследствии в бывшем имении С. С. Абамелек-Лазарева долгие годы будет действовать школа, которая после Великой Отечественной войны перестанет существовать. В настоящее время от усадьбы не осталось ничего, кроме фрагмента арки когда-то великолепного дома. Еще 15 мая 1905 года Семен Семенович из Голощапово Тульской губернии писал Н. А. Пивинскому о революции так: «Полагаю, что наш народ, и рабочие далеко консервативнее и скромнее, чем на Западе, и что поэтому мы всегда сумеем ладить с ними. Конечно, возможны всякие случайности, буйства и неистовства толпы, но я не обольщаю себя, думая, что мы застрахованы от погромов… Поэтому не станем плакать, пока несчастие еще не случилось» [24]. Однако революция произошла. К 1921 году стало очевидно, что в Тульской губернии, как и на территории большей части бывшей Российской империи, на долгое время укрепятся новые порядки. И, несмотря на то, что усадебная культура в 20-е годы XX века перестала существовать, активно использовались здания бывших усадеб на благо общества, что можно наглядно увидеть на примере усадьбы в с. Голощапово. Таким образом, частично завещание Семена Семеновича было исполнено. Однако к концу XX века об усадьбе забыли, и она постепенно была разрушена.

Рецензия

Сноски

  1. Экскурсовод Историко-мемориального музея Демидовых – филиала ГУК ТО «Объединение “Историко-краеведческий и художественный музей”» экскурсовод Историко-мемориального музея Демидовых – филиала ГУК ТО «Объединение “Историко-краеведческий и художественный музей”»
  2. Симонова Е. В. Революция 1917 года в Тульской губернии // Тул. краевед. альманах. 2007. С. 84–93
  3. Андреева Р. В., Попова Л. Ф. Русские провинциальные усадьбы XVIII – начала XX века. Воронеж, 2011
  4. Архангельская Т. Н. Знаменитые тульские усадьбы и их владельцы. М.: Русская усадьба, 2015
  5. Горюшкин С. П. «Армянский след» в Тульской губернии (опыт генеалогического исследования) // Провинция в контексте истории и литературы: Материалы III Крапивенской краев. конф. Тула, 2008. С. 27–40
  6. Ипполитова Г. А. Демидовы и Абамелек-Лазаревы // Альманах Междунар. Демидовского фонда. 2009. № 4. С. 122
  7. Последняя из Сан-Донато: Княгиня Абамелек-Лазарева, урожденная Демидова / Н. Г. Демидова и др. М.: Концепт-Медиа, 2010
  8. Двойникова Е. Е. Переплетение судеб // Тула. 2013. № 1. С. 17
  9. Ипполитова Г. А., Гасперович В. Владельцы «виллы Абамелек». СПб.: Нестор-история, 2005. С. 59
  10. Там же. С. 131
  11. Грузинов А. С. Хозяйственный комплекс князей Абамелек-Лазаревых во второй половине XIX – начале XX в. М.: РОССПЭН, 2009. С. 38
  12. ГУ ГАТО. Ф. Р-1905. Оп. 5. Д. 51. Л. 26
  13. Последняя из Сан-Донато: Княгиня Абамелек-Лазарева, урожденная Демидова / Под ред. М. Г. Талалая. М.: Концепт-Медиа, 2010. С. 30
  14. ГУ ГАТО. Ф. Р-1393. Оп. 1. Д. 2. Л. 56–57об.
  15. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»
  16. ГУ ГАТО. Ф. Р-1393. Оп. 1. Д. 2. Л. 57
  17. См: Парамонова И. Ю. Тула. XX век: подробности. Тула: Дизайн-коллегия, 2008. С. 57
  18. ГУ ГАТО. Ф. Р-326. Оп. 2. Д. 1369. Л. 3–6
  19. Список населенных пунктов Тульской губернии. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г. Тула: Тип. Тулпечати, 1928. С. 56, 59
  20. ГУ ГАТО. Ф. Р-326. Оп. 2. Д. 1369. Л. 4об.–5
  21. ГУ ГАТО. Ф. Р-95. Оп. 1. Д. 977. Л. 46
  22. Там же. Д. 820. Л. 118об.–119
  23. Там же. Д. 859. Л. 109
  24. Грузинов А. С. Хозяйственный комплекс князей Абамелек-Лазаревых во второй половине XIX – начале XX в. М.: РОССПЭН, 2009. С. 358