Лазарев Христофор Екимович

Материал из Лазаревы
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лазарев Христофор Екимович
Лазарев Христофор ЕкимовичПортр.jpg
Другие имена: Лазарев Хачатур Овакимович,
Лазарян Хачатур Овакимович,
Лазарев Христофор Якимович
Латиницей: Лазарев Христофор Иоакимович
Дата рождения: 01.07.1789
Дата смерти: 09.12.1871
Место смерти: Санкт-Петербург, Россия
Краткая информация:
Попечитель Лазаревского института восточных языков

Содержание

Биография

Родился в Москве, в семье армянского мецената и промышленника Иоакима (Екима) Ивановича Лазарева и его супруги Анны Сергеевны, урожденной Ивановной.

С 1805 по 1808 год учился в немецком училище Св. Петра, а затем в Педагогическом институте в Петербурге, окончил институт в 1812 году.

После окончания института служил в Министерстве иностранных дел. Был директором (1815), затем помощником попечителя (1849), а с 1858 по 1871 - почётный попечитель Лазаревского института[1].

Служил в министерстве иностранных дел, тайный советник (1864), камергер. Вышел в отставку в чине действительного тайного советника в 1871 году.

С 1858 по 1871 гг. был попечителем столичных (Москва и СПб) армянских церквей. В 1864 г. добился Высочайшего разрешения повесить колокола в армянских церквах России.

Предпринимательская деятельность

По завещанию отца управлял единым хозяйством Лазаревых с 01.07.1822 г. по 01.07.1828. Совместно с братом Иваном владел Чёрмозским заводским округом в составе Чёрмозского, Кизеловского, Полазненского и Хохловского заводов.

К 1841 году площадь лазаревских владений в Пермской губернии была сравнима с территорией иного европейского государства, а продукция предприятий Христофора Лазарева, в том числе и резное железо Полазнинского завода, была постоянно представлена на различных международных промышленных выставках – самая престижная тогда была лондонская.

По завещанию отца Х.И. Лазарев управлял единым имением Лазаревых в Пермской губернии, с 1828 по 1858 гг., принадлежавшим ему вместе с братом Иваном, а затем до 1871 года – в качестве единоличного владельца имения и заводов. Под его управлением предприятия Чёрмозского горно-заводского округа постоянно модернизировались. В 1830-х гг. на Чёрмозском заводе были успешно проведены опыты по применению горячего дутья в производстве чугуна, построены паровая воздуходувка на 4 горна, отражательные печи для переплавки крупного чугуна. Тогда же на лесозаготовках стали применяться пилы, были построены углевыжигательные печи, а в 1840 г. – введено пудлингование.

На Чёрмозском заводе плавили чугун, применяя собственные технологии, производили железо – в лучшие годы там работали до полутора тысяч человек. Рабочие имели высокие зарплаты. Разумеется, когда для завода понадобилась плотина, и ее начали строить, количество рабочих увеличилось, а плотина дала возможность задействовать листокатальную фабрику, к Чёрмозскому добавились Полазненский и Хохловский заводы.

В 1863 г. на заводе действовали доменная печь, 2 отражательные, 10 пудлинговых, 2 сварочные и 4 калильные, шинный, резной и 5 листобойных станов, 6 кричных, якорный и 16 кузнечных горнов, 36 водяных колес общей мощностью 828 л. с. и 2 паровые машины мощностью 32 л. с., трудилось 1006 человек и ощущался недостаток рабочих. На основном предприятии округа – Чёрмозском заводе – для увеличения производства железа не хватало энергии, и Христофор Иоакимович в 1828–1832 гг. построил в 2-х верстах ниже по течению р. Чёрмоз Чёрмозский нижний железоделательный завод, названный им в честь жены Екатерининским. Новый завод фактически являлся подразделением основного Чёрмозского завода, перерабатывая его чугун в железо, используя его рабочую силу и воды р. Чёрмоз, уже поработавшие на главном предприятии. При заводе была построена плотина высотой около 2,8 м, способная пропускать барки с продукцией, листокатальная фабрика с 4 молотами, резным и листопрокатным станами, приводимыми в движение водяными колёсами и турбиной.

Уже в 1840-х годах о Чёрмозских заводах отзывались как о самых благоустроенных и цветущих на Урале. К началу 1860 гг. там действовало 6 печей, 6 станов и 10 молотов. На Полазненском заводе без обновления оборудования, только за счёт лучшей организации производственного процесса, в 1861 г. удалось поднять выработку железа до 41,9 тысяч пудов. На Хохловском заводе была установлена паровая машина мощностью 24 л. с., к 4-м имевшимся добавлено 2 водяных колеса, суммарная мощность которых составила 80 л. с., что позволило в 1860 г. увеличить выпуск железа вдвое по сравнению с 1825 г. Значительное внимание Х. И. Лазарев уделил внедрению современных технологических процессов на Кизеловском заводе. В 1841 г. там была установлена паровая машина для усиления подачи воздуха в доменную печь, что повысило производительность завода со 176,5 тыс. пудов чугуна в 1841 г. до 308,7 тыс. пудов в 1843 году. В 1850 и 1851 гг. были перестроены обе домны. На них были установлены заказанные на Сормовском заводе под Нижним Новгородом паровые машины мощностью в 20 л. с. каждая, с двумя паровыми и двумя воздушными цилиндрами для усиления дутья, воздухонагревательные аппараты и газовые печи для обжига руды. Тем самым выплавка чугуна была увеличена в 1853 г. до 353,5 тыс. пудов. Следующим этапом модернизации завода стало строительство печи для цементирования стали и проведение опытов по её рафинированию.

В начале 1860-х гг. основные средства завода составляли 2 доменные печи, вагранка, по 6 кричных горнов и молотов, 14 водяных колес общей мощностью в 175 л. с. и 7 паровых машин мощностью в 132 л. с. В 1862 г. на заводе было выплавлено 327,5 тыс. пудов чугуна и изготовлено 23,3 тыс. пудов железа. В 1841 г. площадь лазаревских владений в Пермской губернии составляла 1 056 тысяч десятин. Продукция предприятий Лазарева, в том числе и резное кричное железо Палазнинского завода, были представлены на Международной промышленной выставке в Лондоне.

Болезнь вынудила Христофора Иоакимовича отойти от дел, и 6 декабря 1862 г. он передал управление Пермским имением и заводами своему зятю князю С. Д. Абамелеку.

Культурно-просветительская, благотворительная деятельность

Х.И. Лазарев продолжал семейную традицию по продвижению на Урал европейских и отечественных достижений науки, культуры и искусства. В 1830-е годы в Чёрмозе при училище были открыты горная студия по подготовке инженерно-технических специалистов и лекарская студия по подготовке медицинского персонала для населения округа. В клубе заводских служащих и интеллигенции еженедельно давались любительские спектакли.

Христофор Иоакимович принимал активное участие в комплектации чёрмозской библиотеки. Известны факты дарения им в 1830, 1833 и 1837 гг. более 100 книг по технике, медицине и художественной литературы. К 1848 г. библиотека располагала фондом в 2354 книги и включала в себя произведения Руссо, Вольтера, Монтескье, Сумарокова, Державина и многих других авторов. Библиотека получала журналы «Вестник Европы», «Труды Вольного экономического общества», «Московский телеграф», «Сын Отечества» и «Отечественные записки».

В 1829 г. было закончено строительство каменного пятикупольного православного храма по проекту крепостного архитектора И. М. Подъячева, прошедшего обучение под попечением Лазаревых в Петербурге, автора многих проектов зданий в их усадьбах, церквей и зданий Прикамья, организатора архитектурной школы в Чёрмозе, получившего вольную в 1835 г. после присвоения ему Академией художеств звания свободного художника. Подготовку специалистов для предприятий округа осуществляло основанное в 1811 г. Лазаревыми в Чёрмозе окружное училище. Оно размещалось в специально построенном для него двухэтажном здании. Училище было одним из лучших на Урале. В 1820 г. в нём училось 76 мальчиков. В курс девятилетнего обучения входили география, геодезия, горнозаводская механика, минералогия, металлургия, заводская архитектура и история, латынь, основы законоведения и риторики.

Большинство икон храму были подарены храму Лазаревыми, в т. ч. и Христофором Иоакимовичем. Церковь расписывали крепостные художники Н. М. Казаков, П. В. Лодейщиков и П. И. Лобов. Иконы писал местный художник Колмаков. В 1847 г. крепостной мастеровой Егор Епишкин изготовил и подарил сельчанам куранты (на три года раньше появления курантов в Московском кремле) с боем и указателем чисел месяца и фаз луны. Они были установлены у входа в церковь. Куранты произвели большое впечатление на посетившего в 1848 г. Чёрмоз Х. И. Лазарева, и он наградил мастера 200 рублями. Эти часы показывали точное время более 100 лет.

26 апреля 1867 года Лазаревский институт восточных языков посетили Император Александр Николаевич и цесаревич Александр Александрович. Х.Лазарев в память об этом событии учредил стипендию для учащихся из числа бедных русских дворян.

Сотрудничество с французскими арменоведами

Христофор Лазарев сотрудничал и имел тесные связи с французскими арменологами Виктором Ланглуа и Эдуардом Дюларье, заведующим кафедрой арменоведения Парижского университета. Он сообщил Мкртичу Эмину, что по его просьбе Дюларье, «его дорогой друг», подготовил за рубежом матрицу армянских шрифтов, которая вскоре будет отправлена. Он попросил отправить копии некоторых рукописей арменоведу в Вену или Париж. В то же время Христофор Лазарев сообщил, что статья Дюларье под названием «Армяне в 1854 году» была опубликована в российском журнале «Кавказ», необходимо также перевести и напечатать её на армянском языке. Лазарян сообщает, что Дюларье сам прислал свои произведения об армянской религии, семинарии Лазаря и большое количество другой литературы.

Главный эксперт для России по восточному вопросу (1827-1829)

Х. Лазарев во время Адрианопольской кампании был чиновником особых поручений при шефе корпуса жандармов генерал-адъютанте А.Х. Бенкендорфе. В то время он был главным экспертом для России по восточному вопросу.

«Некоторые предположения о Грузии и сопредельных тех областях»

В конце 1827 г. X.Е. Лазаревым был подан (помеченный входящей датой 25 декабря 1827 г.) «особый» проект «Некоторые предположения о Грузии и сопредельных тех областях». Лейтмотивом его являлась мысль о «возрождении» армянского царства в составе Российской империи[2]). Проект не был принят. «Дополнение к предположениям о Грузии» сыграло для правящих кругов Российской державы роль идейного обоснования создания Армянской области. «Так, в хвалебной записке «Краткие сведения о сношениях иерархов армянской церкви. О действиях гг. Лазаревых» прямо указывается: «Сама Армянская область была наименована по их проекту, изложенному X.Е. Лазаревым в докладной записке, которая через ген.-ад. А.X. Бенкендорфа представлена была в 1828 г. государю императору Николаю I, и высочайше утверждено было тогда название Армянской области...»[3].

В указе царя от 15 марта 1828 г. Правительствующему сенату, по случаю возведения И.Ф. Паскевича в графство Российской империи, отмечено наименование присоединенных от Ирана Араратских ханств Еревана и Нахичевана Армянской областью[4]. 21 марта последовал специальный указ Николая I сенату об образовании Армянской области. В официальном титуле, утвержденном 25 марта, царь стал именоваться «государём» Армянской области[5]. С учётом вышеизложенного, а также упоминания мирного трактата с Ираном, заключённого в Туркманчае 10 февраля 1828 г., подачу пояснительной записки Лазарева следует отнести к концу февраля — началу марта 1828 г.

«О мерах водворения гражданского и церковного порядка в Армении»

В середине апреля 1828 г. им была подготовлена записка «О мерах водворения гражданского и церковного порядка в Армении». В ней была представлена программа обустройства Армянской области, предусматривавшая защиту прав верноподданных армян, сохранение армянских обычаев, традиций и правовых льгот, дарованных российскими самодержцами, формирование местного самоуправления, разработку льготного статуса Эчмиадзина и армянских церковнослужителей, концентрацию армянского населения в Араратской стране, создание армянских эскадронов и пограничной стражи, что требовало продолжения покровительской политики самодержавия[6].

Лазарев предлагал руководствоваться армянскими традициями, что подразумевало использование Армянского судебника в Астрахани, армянского языка в муниципалитете Нор Нахичевана и армянских общинах Крыма, а также местное самоуправление[7]. Он предлагал использовать церковный компонент в системе управления. Католикос всех армян представлялся «главой всей нации» и должен был избираться представителями духовенства и светской знати. Предлагал ряд актов, что позволило бы увеличить население Армянской области до 100-200 тыс. армян и обеспечить безопасность границ с Персией и Турцией[8]. Ставился вопрос о «новых границах» Российской империи, в зависимости от военных успехов и политической воли российского самодержавия.

Записка была представлена Императору через генерал-адъютанта Бенкендорфа А.Х., шефа корпуса жандармов в апреле 1828 г.[9]. 30 июля 1828 г. Х. Лазарев удостоился встречи с Николаем I: «Имел счастие представиться Императору, удостоился неоднократно лестных приветствий, разговаривал о разных предметах расспрашивал о нации, о фамилии нашей, о переселении в новую область (Армянскую), о войне. Благодарил лично за усердие - прошу продолжать и впредь ревностно»[10]. Ему было Указано о поручении заняться переселением армян в Бессарабию, Молдавию и Валахию.

26 октября 1828 г. Христофор Лазарев составил обзор сведений о положении дел в Турции и Персии. Активность русских войск в Азиатской Турции, поддержка местного населения рассматривались как залог военного успеха. Обзор содержал сведения о численности армянского населения в пашалыках. Общая суммарная численность армян трех пашалыков определялась в 60 тыс. дворов, из коих по призыву верховного католикоса Ефрема Дзорагехци и Нерсеса Аштаракеци в российские пределы могли перейти 15-20 тыс. дворов, что составляло от 75-100 тыс. человек.

Изложены были соображения о присоединении ряда территорий. Сочтено желательным - «удел древней Армении» – присоединить к Армянской области. Ахалцихский пашалык по местоположению предлагалось включить в состав Грузии либо Сомхетии. Окончательному закреплению за Россией подлежали крепости Поти и Анапа. Рассматривались скрытые мотивы дипломатической миссии принца Аббаса-Мирзы прибыть в Петербург, подсказывались выгодные для России варианты внешнеполитического торга и размена с ним[11].

30 октября Христофор Лазарев дополнил обзор по Азиатской Турции и Персии. Он обратил внимание Бенкендорфа на то, что переселение 40 тыс. персидских армян в Армянскую область сопровождалось происками англичан и принца Аббаса-Мирзы, которые предприняли меры, дабы не допустить этого. Подчёркивалась положительная роль в успешном решении этого вопроса католикоса Ефрема Дзорагехци, архиепископа Нерсеса Аштаракеци и полковника Лазаря Лазарева[12].

30 октября 1828 г. Х. Лазарев обратил внимание Бенкендорфа на заигрывание английских агентов с представителями армянского народа. Заключение гласило о необходимости принять во внимание политику Англии, имеющую далеко идущие цели увеличить сбыт своих товаров в регионе через привлечение армянского торгового капитала, который имел сильное влияние на состояние торговли в Азии.

На усмотрение высшей власти была вынесена проблема качества управления закавказскими провинциями. «После обуздания внешних врагов следует внутреннее благоустройство земли, обильной по естественным произведениям».

Внимание Лазарева было приковано к положению дел в Эчмиадзине. Он писал начальству об ухудшении здоровья католикоса и Верховного патриарха всея Армении Ефрема Дзорагехци, который находился в преклонном возрасте, ходатайствовал и рекомендовал епархиального архиепископа Нерсеса как его преемника на патриаршеском престоле[13]. Планируемое возвращение Нерсеса Аштаракеци обосновывалось политическими выгодами для российского самодержавия.

31 декабря 1828 г. Христофор Лазарев представил руководству итоги пропагандистской кампании по распространению материалов о созданной Армянской области, которые были отпечатаны на русском и армянском языках в Петербурге[14]. По словам Лазарева, последствия Туркманчайского мира воодушевили армянский народ: «Они теперь имеют отечество: вновь приобретенная Россией область соделается для них верным пристанищем, средоточием их обширной торговли»[15].

Х. Лазаревым было внесено предложение по поводу герба Армянской области: «В доказательство Монаршего внимания по примеру прочих губерний в этой же грамоте пожаловать Армянской области герб древнего Армянского царства с присовокуплением в оном победоносного императорского Российского орла. Сия единая благоволительная мера без всякого иждивения правительства произведет благодатные семена к обильной жатве в общеполезных их предприятиях»[16]. Изложенные соображения Христофора Лазарева были представлены шефом корпуса жандармерии монарху Николаю I.

17 января 1829 г. Христофор Лазарев представил пространное донесение шефу жандармерии, включавшее записку о положении в Константинополе и отдельно сводку сведений из Грузии и сопредельных областей с изложением тех «неприятностей», которые имели место в управлении.

2 апреля 1829 г. Христофор Лазарев составил рапорт о положении дел в Турции и Закавказье. В занятых турецких пашалыках русские части планомерно готовились к кампании. С учётом предшествующих успехов, при слабом сопротивлении турок, прогнозировались новые. Христианское население, особенно армяне, оказывали содействие Кавказскому корпусу, как продовольствием, так и отрядами добровольцев. При этом Х. Лазарев указывал на возможность ухудшения положения немусульманского населения: «Если война продолжится, тогда жребий христиан, особенно греков и армян, сделается гибельным, ибо из Царьграда и из других городов, кои близки театру брани, из подозрения и из гонения высылают их в степи, сверх разорения, претерпевают они также голод»[17].

19 июня 1829 г. Христофор Лазарев составил записку «Предположения касательно Армении». В интересах Армянской области и армянских общин России предлагалось составить правила и постановления, взаимовыгодные для империи и для целой нации[18]. Ставилась проблема управления Эчмиадзином, который оказался в составе Российской империи. Намечалось предоставить высочайшую грамоту католикосу, очерчивающую круг его действий, либо организовать тайный комитет.

14 сентября 1829 г. между Россией и Османской Турцией был заключен Адрианопольский мир, предусматривавший автономию Греции, спустя год получившей независимость, расширение прав Дунайских княжеств и территории Сербии. На Кавказе к России переходили Ахалцихе, Ахалкалаки, гавань Святого Николая, территория от Кубани до Поти. Разрешалось переселение подданных обеих держав. В российские пределы переселилось 84 тыс. армян и 6 тыс. греков. Договор утвердил Закавказье и Восточную Армению в составе Российской империи[19].

Составляемые Х. Лазаревым справки, аналитические записки, донесения руководству армии и гражданских служб и ведомств России своей обстоятельностью, глубоким знанием вопроса, продуманными, с точки зрения интересов самодержавия рекомендации удостаивались внимания и глубокой благодарности.

17 декабря 1829 г. Христофор Лазарев был награждён серебряной медалью за русско-турецкую войну 1828-1829 гг. а 31 декабря он был пожалован алмазными знаками ордена Св. Анны II ст.[20].

Таким образом, патриотическая деятельность Х. Лазарева в годы русско-турецкой войны (1828-1829) имела исключительную значимость. Она была направлена на расширение территории Армянской области и попытку присвоения ей статуса графства Армянского, издание законодательных актов о правах армянских общин в России и Закавказье.

Армянская область не охватывала исторических границ Армении. Вводимое понятие «новая Армения» не отвечало историческим реалиям, оно имело текущее значение и в дальнейшем могло способствовать присоединению к ней восточноармянских и западноармянских земель.

Практическим же результатом образования Армянской области явилось возникновение ряда политико-географических понятий, а именно: Древняя Армения, Русская Армения, Армянская область, Грузинская Армения (Сомхетия) и Арцах в качестве Карабахского ханства.

Награды

Орден Св. Иоанна Иерусалимского

В 1816 году Христофор Екимович вслед за старшими братьями вступает в члены Мальтийского ордена и получает от неаполитанского посланника в России, дюка Антония Серра-Каприола Орден св. Иоанна Иерусалимского и грамоту о пожаловании его Кавалером ордена. Через посредство своего начальника, графа Е.Ф. Комаровского Христофор Екимович обратился на имя Александра I с просьбой о дозволении носить этот орден, поскольку, он был осведомлен о поступательном ограничении деятельности Мальтийского ордена в России со стороны русских властей.

В 1817 году Александр I отказался от патроната над орденом, однако официального указа о его запрещении в России не было выпущено. В ответ на рапорт Е.Ф. Комаровского 20 января 1817 года вышло подписанное императором Положение Комитета Министров «О недозволении получающим в нынешнее время Орден св. Иоанна Иерусалимского носить оный», в котором было указано, что: «На вопрос, сделанный Лазареву: за какое пожертвование получил он грамоту на Орден, он отозвался, что Орден сей получил по доказательствам о древнем дворянстве его фамилии и по правилам Российского Приорства. Комитет полагал: хотя Корнет Лазарев и объясняет, что он получил означенный Орден по правилам Российского приорства, но поелику оного в России не существует; то не дозволять как Лазареву носить тот Орден, так и прочим, получающим его в нынешнее время». Фактически этот документ имел значение окончательного пресечения деятельности ордена в России. Так имя Христофора Лазарева попало на страницы собрания законов Российской империи.

Сведения о семье

Разное

  • действительный тайный советник (1871)
  • Почётный член «Общества любителей древности» при ЛИВЯ.
  • Генеалогия рода Лазаревых
  • С 1858 г. - почётный попечитель ЛИВЯ.
  • Почётный член Московского общества испытателей природы (15.03.1817).
  • Благодаря его усилиям Лазаревская семинария в 1849 г. была признана Институтом восточных языков.
  • В 1864-1865 гг. получил разрешение установить колокола в звоннице храма Св. Екатерины (СПб.. Вскоре колокола были приобретены и «употреблены при богослужении».
  • В 1833-1838 гг. по инициативе Х.И. Лазаряна был составлен и издан на русском языке «Сборник актов, относящихся к истории армянского народа», что способствовало изучению истории Армении в России, исторических связей русского и армянского народов.
  • Камергер с 1839 года.
  • Почётный член Императорской Публичной библиотеки.
  • Портреты Х.И. Лазарева экспонируются в Национальной галерее Армении (художник С.К. Зарянко) и в Нижегородском художественном музее (два портрета художника С. К. Зарянко и один – неизвестного художника). Там же хранится групповой портрет этой семьи работы художника А.Ф. Чернышёва.
  • Скончался 09.12.1871 года[21].
  • Некролог

Изображения

Семейные портреты

Памятники

Библиография

Архивные документы, материалы из других источников

Архивные аннотации

Заводы, имения

Усадьбы

Церкви

Переписка

Переписка и рапорты по заводам, вопросы управления имениями, о правах наследства и др.

Служебная переписка по вопросам политики, культуры, религии, благотворительности

Переписка частного характера

ЛИВЯ

Стипендии

Личные документы

Работа над историей армянского народа

Разное

Сноски

  1. Таким образом Х.Е.Лазарев руководил ЛИВЯ 56 лет
  2. Центральный государственный военно-исторический архив, ф. ВУА, д. 4338, л. 74-77.
  3. Матенадаран, ф. Лазаревых, п. 126, д: 45, ед. хр. 8, л. 219.
  4. «Русский инвалид», 17. III. 1828.
  5. «Полное собрание законов Российской империи», т. 3. Спб., 1830, № 1888, 1897.
  6. РГАДА, ф. 1525, оп. 1, д. 530, л.1 об, 2
  7. ГИА, ф. 647, оп. 1, д. 461, л. 1 -2 об.
  8. Там же, л. 1 - 4 об.
  9. ГИА, ф. 647, оп. 1, д. 461, л. 1 -2 об.
  10. Там же, л. 4.
  11. Присоединение Восточной Армении к России. Под ред. Ц.П. Агаяна, т. 2, Ер., 1978, N 321, с. 553.
  12. Там же, № 181, с. 243.
  13. РГВИА, ф. 1, оп. 2 а, д. 3707, л. 106.
  14. Часть проделанной работы была освещена в материалах газеты «Одесский Вестник» от 12 декабря 1828 г., где сообщалось, что конгрегация католиков-мхитаристов в Венеции почти на всех европейских языках издала описание, озаглавленное «Общее рассмотрение провинций, которыми завладела Россия и назвала Армянской губернией»
  15. Русско-армянское сотрудничество в период присоединения Восточной Армении к России. 1826-1828 (РАС) (Բանբեր Հայաստանի արխիվներ, 1978, N 2, N 186, с. 247.
  16. Русско-армянское сотрудничество в период присоединения Восточной Армении к России. 1826-1828 (РАС) (Բանբեր Հայաստանի արխիվներ, 1978, № 2, № 186, с. 248.
  17. ГИА, ф. 109, I эксп., ед. хр. 163 л. 4.
  18. РГАДА, д. 1252, оп. 1, д. 530, л. 14
  19. Присоединение Восточной Армении к России (ПВА). Под ред. Ц.П. Агаяна, т. 2, Е., 1978, № 373, с. 607.
  20. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена, Л., 1991, с. 196, 205.
  21. Мурадян С. Лазаревы в армянских энциклопедиях. Уточнения и дополнения // Вторые Лазаревские чтения по истории армян России, 25-27 ноября 2003 г. Москва / [сост. и ред. Э.Е. Долбакян]. М., 2006. С. 1623.
  22. Тутукин. Портрет Абамелек-Лазарева / Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации